prophetesse (prophetesse) wrote,
prophetesse
prophetesse

  • Mood:

«Арктика!» Выставка фотографий в Манеже.

«Арктика!» Выставка фотографий в Манеже.

…А вот если вы думаете, что Клиника неврозов – место грустное и приют скорбящих душой, то вы сильно ошибаетесь! Настоящих сумасшедших там нет… ну, во всяком случае, немного. Лечение исключительно приятно и интересно: гимнастика, йога, дыхательные упражнения, бассейн и аутотренинг. Представители мужского пола с соседнего этажа интересны и небанальны; с ними можно завязывать легкие, головокружительные и такие необременительные романы, а вечерами устраивать танцы. Рядом расположен Даниловский монастырь с красивейшими фресками Феофана Грека, да и вообще днем можно гулять хоть по всей Москве.
Да, у пациентов (нет-нет, даже лучше – гостей) этого заведения много приятных и интересных дел, и встретиться с подругой они не могут, предупредить об этом заранее – тоже, хотя как же их в этом винить, все-таки клиника не чего-нибудь, а – неврозов.

Поэтому, выкроив время для встречи и поздно узнав об ее отмене, я решила, что апельсины из авоськи съем сама, а в столь драгоценное и уже оплаченное время (няня приехала до вечера) пойду на выставку.

Выставка посвящена всем возможным фотографиям по арктической теме – от истории освоения северных широт (известно ведь, что советские и российские исследователи внесли огромный, если не самый большой вклад в изучение этих земель) до хроники полетов над Арктикой, фотографий ее коренных жителей, а также исследователей и политиков, ее посещавших.

Фотографии на выставке были как самые старые – конца позапрошлого века, так и современные, и представляли действительно все, что ассоциируется с крайним Севером – огромные ледоколы, мужчины с бородами в теплых свитерах и шубах, гигантские белые медведи, собаки ездовые и просто, для компании; коренные народы, неодобрительно щурящие и без того узкие глаза в объектив, рыба, морские волны, холодные даже на фото; водка и хлеб, дети в мехах, - все как в огромном черно-белом калейдоскопе.
К черно-белому изображению привыкаешь настолько быстро, что цвета на новых фотографиях кажутся излишеством.

Большинство фотографий – не художественные, а всего лишь документальные – ведь фотоснимки были основным способом запечатлеть эту новую для мира реальность за полярным кругом, какой ее открыли больше ста лет назад.

Просматривая фотографии ледоколов, я остановилась около фотографий людей – исследователей Севера. Стояла, всматриваясь в их лица и глаза, и вдруг остро почувствовала, что это совсем, совсем иные люди, чем те, кто живут сейчас! Бравурная музыка маршей из кино про проводы и встречи летчиков-полярников, крики толпы из динамиков в зале дополнили эту картину; и легко и весело было представлять их – идущих в неизвестность, туда, где риск остаться навсегда во льдах и торосах, замерзнуть насмерть, месяцами не видеть ничего, кроме белой пустыни и черных полыней, слепнуть из-за яркого солнца и его ледяного отражения или из-за бесконечной темени полярной ночи, - терялся на фоне силы духа, смелости, вызова и неслыханной дерзости покорить эти последние неизвестные белому человеку территории на глобусе. Там таилась настоящая опасность и непреходящая слава, там можно было испытать характер и доказать себе и всему миру, на что ты способен. Для генерации адреналина еще не придумали экстремального спорта; до космоса еще не добрались; и исследование Севера было прекрасным решением для отважных и сильных духом и телом.

Мне, чуждой сексистским воззрениям и часто скептически настроенной по отношению к противоположному полу, хотелось, глядя на эти фотографии, сказать: «Вот это настоящие Мужчины!»
Открытое и решительное лицо Отто Шмидта, серые глаза, сердечные его встречи с сыновьями; хитрый взгляд Папанова и яркие черты лица многих других, мне неизвестных, радовали и напоминали о той – ушедшей в прошлое – эпохе.

Фотографий представителей коренного населения было не так много, но были они интересны: охотники растягивали шкуру убитого медведя, дотягиваясь тому лишь до низа спины («Вот какие медведи водились здесь»), пожилая женщина устало щурилась в камеру, лицо ее было украшено темными продольными линиями татуировок, что делало даму похожей на пациентку пластического хирурга; симпатичные детки в пушистых мехах стояли около нарт или сидели на руках у мам, а шапочка одного из детей была точно такая же, как у меня в детстве. От этого, а еще оттого, что года снимков действительно совпадали со временем моего советского детства, не покидало ощущение, что я смотрю семейный фотоальбом кого-то из моих сверстников. Или кого-то чуть старше. Так оно и было – многие вещи и постройки соответствовали единому стандарту на всей территории Союза, а некоторые фотоснимки были взяты из личных коллекций.

Вообще же большинство снимков заставляло удивляться той далекой и уже недоступной жизни, что проходила среди льдов: белые просторы, темные палатки, бородатые мужчины, шайки для бани, алюминиевые кружки, миски с неаппетитной на вид едой; радостные полярники, груженные буханками хлеба и бутылками с водкой из магазина; громоздкое оборудование для исследований, а на современных снимках – даже неожиданные, но, в общем, предсказуемые вещи одинокого мужского быта в виде резиновой женщины из интим-магазина (подпись около фото: «Спасаем самое ценное»).

… Очень понравились снимки русско-американской женской экспедиции. Те же открытые, красивые лица и сильные характеры, но, то ли по заслуге фотографа, то ли само по себе, на снимках разлит теплый свет заходящего солнца, из-за которого даже сквозь холод и лед просвечивает нежность и женственность. Или, как на снимке «Теплый день», - уютно спящие женщины в палатке, сквозь ткань которой просвечивает мягко солнце, а на первом плане – обнаженная спина девушки, прихорашивающейся перед зеркальцем.

Экспозицию завершали огромные цветные работы фотографа Георгия Пинхасова, одного из немногих профессиональных фотографов на этой выставке…

…Не обошлось и без курьезов. Администрация Манежа учинила дискриминацию среди посетителей комплекса: на соседнем этаже проходила выставка, посвященная искусственным ногтям и всему, что с ними связано. «Ногтевую» публику в гардеробе раздевали, а «арктическую» - нет. Различение волков и агнцев проходило на глазок, да и то правда – посетители «Арктики!» выглядели так… по-арктически – тяжелые ботинки, теплые штаны (правда, за окном было минус двадцать), в отличие от «гламурных» барышень «Дизайна ногтей». Меня отчего-то в гардеробе приняли без вопросов (не зря одела сапоги на каблуках!), а вот парочку в длинных шарфах и пуховых куртках завернули со словами «Знаем, знаем, куда вы идете!».

Интересно, доколе будет живо это хамство?

А выставка хорошая…
Tags: выставка, рецензия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments